Msg
ВХОД | РЕГИСТРАЦИЯ
 

Логин
Пароль
Запомнить

Создать профиль

Обязательные поля отмечены звездочкой
Имя *
Логин *
Пароль *
Подтвердите пароль *
Email *
Подтвердите email *
Метод расчета:
Подробнее >>>

Мухаджиры в Малой Азии

Print

  Александр Степанченко

С тех пор как Россия завоевала Северное Причерноморье, Крым, а затем Кавказ, с этих земель началось переселение мусульман на территорию Османской империи. Эта эмиграция получила название мухаджирство.

Принято считать, что мухаджирами были исключительно мусульмане. На самом деле, это не так. Вместе с мусульманами уезжали и христиане. Речь идет о старообрядцах, которых преследовали власти царской России.

История мухаджирства уходит своими корнями во времена пророка Мухаммада (мир ему и благословение). Тогда, гонимые язычниками, мусульмане были вынуждены переселится из Мекки в Ясриб (Медина). На новом месте жительства им пришлось нелегко. Мухаджиры принимали активное участие в исламизации Аравии и создании Арабского халифата.  Известно, что все праведные халифы были из числа мухаджиров.

Первоначально основным районом расселения старообрядцев за пределами России был регион в нижнем течении Дуная. Значительная часть их жила на территории современной Одесской области Украины, которая во времена господства Османской империи называлась Буджаком.

Дунайские плавни начали заселяться старообрядцами еще в конце XVII века. Они стали той основой, на базе которой впоследствии сформировалась субэтническая группа, известная затем как липоване. В XVIII веке на Дунай переселились казаки-некрасовцы, участники вооруженного восстания под руководством Кондратия Булавина. Стеснения в исповедовании старой веры, уничтожение казацких вольностей вынуждало старообрядцев идти на чужбину.

В результате русско-турецкой войны 1806—1812 гг. Буджак отошел к Российской империи. Это привело к тому, что часть старообрядцев покинула нижний Дунай, влившись в мухаджирское движение. В середине XIX века большая их часть поселилась в Малой Азии. По словам современника, «Малая Азия стонала от гула эмигрантов». Соседями старообрядцев были крымские татары, чеченцы, черкесы, ногайцы. Значительная часть мухаджиров-мусульман поселилась в Стамбуле, который в те времена нередко называли Исламбулом (городом Ислама).

Часть старообрядцев-некрасовцев поселилась на берегах озер Майнос и Бей-Шехир. Однако тяжелые климатические условия, эпидемия лихорадки и отсутствие лекарств привели к значительному сокращению численности старообрядцев. Большинство переселенцев, как и на Дунае, занималось рыбным промыслом, приносившим неплохие доходы.

Одна из деревень старообрядческих мухаджиров, Авчал (Охотничье), была основана недалеко от Коньи, столицы древнего тюркского султаната. По соседству с ними находились селения крымских татар, бежавших в Малую Азию после войны 1853–1856 годов. Крымские татары хорошо знали русский язык, поэтому у старообрядцев с ними сложились не только деловые, но и дружеские отношения.

Побывавший в начале ХХ века в Конье известный ученый-тюрколог Владимир Гордлевский записал семейные предания, сохранившиеся у турецких старообрядцев. Особый интерес представляет рассказ Федора Богачева о его детстве, которое пришлось на время Крымской войны. По словам Богачева, в то время семья жила в городке Тулча на Дунае. Перед началом войны в их доме гостил Михаил Чайковский (Садык-паша) , польский эмигрант, создатель османского казачества.

Поляки, как рассказывал Федор Богачев, хотели убить русского императора Николая I, но их планы были открыты, и Чайковский бежал в Турцию. Ну, конечно, Чайковский был княжеской породы; к тяжелой работе он не привык и стал просить у султана Абдул-Меджида места. Сперва султан ему не доверял: «Ты обрежься, прими наш закон, тогда ты мне друг». Чайковский принял Ислам.

Когда началась война, Садык-паша образовал на Дунае летучие полки, в состав которых вошли поляки, мадьяры и казаки. Один из полков стоял в селе, где отец Богачева был старостой. После войны Богачев-отец был представлен к награде. Султан хотел пожаловать ему шашку и золотую медаль «за услуги, оказанные во время войны», но гордый старообрядец отказался от награды. «Теперь-то все это пригодилось бы нам, да кто тогда знал, что через пятьдесят лет опять будем в Турции», — сокрушался Федор Богачев.

После образования Румынского государства в середине XIX века, жившие на нижнем Дунае старообрядцы автоматически стали его гражданами. Они обязаны были нести, в том числе, и воинскую повинность, что было противно их религиозным взглядам. В XIX и в начале ХХ века мухаджиры из числа христиан в османскую армию не призывались, что являлось дополнительной причиной эмиграции старообрядцев в Турцию.

Османское правительство не делило мухаджиров по национальному или религиозному признаку. В течение первых семи лет они пользовались налоговыми и прочими льготами. Турецкие власти выделяли им земли для поселения, а также выдавали паек (таин). Но регулярность получения таина и его наполнение зависело от местных чиновников, что нередко приводило к серьезным злоупотреблениям.

Пребывая долгое время среди мусульман и в тюркоязычной среде, старообрядцы поневоле перенимали обычаи, традиции и язык местного населения. Уже в начале ХХ века язык переселенцев был насыщен тюркизмами и мало напоминал говор донских казаков. Скорее это был суржик, в котором были перемешаны русские, украинские, румынские и турецкие слова.

Мухаджиры из числа старообрядцев так и не смогли прижиться в Малой Азии. Помимо веры и языка, от коренного населения и мухаджиров-мусульман, их отделяло культурное пространство. В середине ХХ века подавляющее большинство старообрядцев вернулось на свою историческую родину.

 

Об авторе
Фото отсутствует

Историк, журналист. Окончил исторический факультет Одесского национального университета им.И.Мечникова. С 2007 по 2013 гг. возглавлял Одесское областное объединение Всеукраинского общества «Просвита» им. Т.Шевченко. Сотрудничал с рядом известных СМИ Украины и США.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован*




Вверх